Глава II: ...О ЖИЗНИ. Поэтический сборник В.ПРАСЛОВ

ПРИТЧА.

На край земли, где даль еще светла
И солнце на прощанье задержалось,
Вдруг молодость случайно забрела
И встретила задумчивую старость.
Снег сыпался с густых ее ресниц,
Белил... и седина рекой струилась,
С макушки пролетая прямо ниц.
У края рта улыбка притаилась.
"Привет, родная,
сбилась ты с пути.
Присядь, рассудок светел
лишь в покое.
Назад дорогу сможешь ты найти,
Рискни, ответь мне:
что это такое?
Что губит и врачует нам сердца,
Знаком с ней как мудрец,
так и невежда.
Смертельней, чем отчаянье слепца,
Живучей, чем последняя надежда.
Незримую всегда сплетает прядь,
Да так, что может всякое случиться:
Обманываясь, можешь угадать,
Угадывая, можешь ошибиться.
Нетленной блещет славой, и не зря,
И силу демонстрирует веками:
Раба вдруг ставит выше,чем царя;
Царей, не глядя, делает рабами.
Из праха восстает к нам вновь
и вновь
Владычицей божественного
жезла?"
- Любовь! - вскричала
молодость. - Любовь!
- Судьба, - сказала старость
и исчезла.
А молодость сидела, глядя ниц,
У края рта улыбка затаилась,
Снег сыпался с густых ее ресниц,
Вдали фигура чья-то появилась...
(1996-1997)




НАМ НЕКОГДА.

Нам некогда заглядывать
в глаза,
Встречая, видеть больше,
чем одежку,
И нас уже не трогает слеза,
Упавшая с ресниц не понарошку.
Нам некогда смотреть на облака,
Наивно и восторженно мечтая.
Мы много рассуждаем, но пока
Увы, мы не творим,
а вытворяем.
Совсем не замечая, как сердца
Устали от всех противостояний.
О, да, не разглядеть вблизи
лица,
Но мы не видим лиц
и с расстояний.
Мы видим только маски и тела,
Душе мы отвели такую малость.
Любовь уже так фальшью
обросла,
Что честной в ней осталась
только жалость.
И жизнь, как сумасшедшая
пурга,
Снежинками в ней кружат
наши даты,
И некогда нам вспомнить,
что снега
Растают обязательно когда-то.
Нам некогда заглядывать
в глаза,
Встречая, видеть больше,
чем одежку,
И нас уже не трогает слеза,
Упавшая с ресниц не понарошку.
(1996)





* * *
Эпоха прозрений неслышно неспешно
В страну заблуждений уводит людей.
Земля не была ещё чистой безгрешной,
Свобода ещё не была без цепей.

Ёще не бывало ума без сомнений,
А также души, неподвластной страстям.
Еще не рождалось таких поколений,
Не плюнувших вслед уходящим властям.

Неслышно неспешно эпоха прозрений
В страну заблуждений уводит людей,
Но вновь, как и прежде, объявится гений
Соскабливать плесень с вчерашних идей.
(1994)





* * *
А этот мир, не миф ли он?!
И для чего я в нем рожден? -
Так с незапамятных времен
Себе терзают люди души.
Но кто из нас умеет слушать
Надежды шопот? Он как сон...
Мы затыкаем свои уши
На чей-то зов и чей-то стон
И слишком часто равнодушны
К тому, к чему взывает он.
Инертность душ - проклятье века
Не отпускает человека.
Неужто впрямь, когда-то будет
В себе несложно разобраться;
На белый свет, рождались, люди
Не плакать будут, а смеяться?
Тогда, быть может, я найду
Свою далёкую звезду
И, растворясь в потоке млечном,
Вдруг поскачу я ей навстречу,
На непокорнейшую вечность
Накинув звездную узду!
(1986)





* * *
То ль в мечтах увязли, то ль во лжи?
То ль сумасбродная эпоха?
Ангел наш, хранитель наш, скажи,
Почему нам хорошо, когда нам плохо?!
(1994)




* * *
К сожаленью, всегда так было
На российской моей земле.
Здесь народ всё считают быдлом
Перестраивают в быт бытие.

Здесь к болотам ведут дороги,
А не в храм, и судьба - строга,
Здесь так часто орут о боге,
Тут же шляпой прикрыв рога.

Здесь победы кислы, как щавель,
Но слащава всегда беда,
И давно уже не прощают
Ни на сколько и никогда.

Здесь опять с перепоя что ли,
Рады с небылью путать быль,
Жаждать хлеба, мечтать о воле,
Но глатать только пот и пыль.

Утверждая порядок новый,
Красить флаги, менять гербы,
Здесь опять, как всегда, готовы
Крылья смять и сложить в горбы.

Брат, как прежде, враждует с братом,
Попирая и свой уют,
Тех, кто прав посылают матом,
Да красиво, по-русски, шлют.

Здесь воюют душа и тело,
Совершенно забыв за что.
Здесь так любят вопрос: что делать?
И ещё - виноват то кто?

Здесь вообще всё творят с любовью,
Только как это ж надо любить,
Чтоб захлебываться потом с кровью,
Но себя продолжать губить?!

Так отвержено, так покорно,
Эту землю душой любя,
Так бездарно и так упорно
Продолжать истреблять себя?!
(1995 - 1996)



* * *
Ты, не требуй от людей ни смертей,
Даже если есть во имя чего,
Ни возвышенных страстей, ни идей,
Ни, тем более, ещё сверх того.

Ни о чем таком, ты, не проси...
Есть какой-то характерный изъян:
Всей страды то опять на Руси -
Только песни, да гранённый стакан.

Да всё тот же не решённый вопрос,
Как и прежде, самый главный, один:
Принесет ли что-нибудь, кроме слез,
Возвратившийся домой блудный сын?!
(1997)





* * *
Мерцанье звёзд, как звонкий смех.
Незыблема потока млечность.
Нас время спеленало всех,
Нас всех распеленает вечность.

И тщетно стать стремимся мы
Властителями жизни тленной,
Где я и ты - всего лишь пыль,
Космическая пыль Вселенной.
(1995)





СЦЕНА В МАГАЗИНЕ

Улыбаясь рядами витрин,
Незатейливый, как удавка,
Продовольственный магазин
Приглашал всех людей к
прилавкам.
Каждый брал что - то,
каждый платил,
Так положено,
что ж вы хотите?
Но присутствовал в зале один
Необслуживаемый посетитель.
Он, конечно, не подозревал,
Озираясь вокруг с испугом,
Что считает людская молва
Его братом меньшим и другом.
И стоял, поджимая хвост,
На избитых дрожащих лапах
Беспородный, бездомный пес,
Жадно втягивая носом запах.
Никому не желая вреда,
Он пройти всем давал покорно.
А на полках теснилась еда...
Только что - то его не кормят.
Он почти на судьбу не пенял,
Не скулил и не выл отчаянно.
Молча на пол слюну ронял,
Одинокий и не замечаемый.
Что нам с вами чужая боль?!
Монотонно и неутомимо
Люди мимо текли гурьбой,
Проносились авоськи мимо.
Будто не было Экзюпери,
Будто нет нас черствей,
упрямей,
Вдруг... мальчишка,
вдруг - Маленький Принц!
Протянул обмусоленный
пряник.
(1997)







* * *
Пока еще проделывает па
Земля по предначертанной
орбите,
Судьба её всевидяще слепа,
Хотите вы того, иль не хотите,
Земля как полигон
вселенских пьес,
Миров незаживающая рана,
Всем телом бьет в тот
звездный свод небес,
Что тверд, как бубен
старого шамана.
Кружиться возле древнего костра,
Свой танец совершая
ритуальный,
Дочь Вечности,
туманностей сестра
И Совершенства родственник
сверхдальний
(1997)





* * *
И снова снасти рвёт, взбесившись, ветер,
И еле видно средь огромных волн,
Как всё презрев,
и обо всем забыв на свете,
Несется вдаль мой хрупкий дерзкий чёлн,
Надеясь, все же на рассвете
прийти туда, куда так долго шёл.
(1985)




Web-мастер: Болотов Андрей © 1998