ВСЕ МОЕ...

(c) Музыкальная газета

Фестивали
группы
обзоры
звуки
ссылки
гости
мы
Севере Западный Лес
Бегега
РАВНОВЕСИЕ
КРАЙ (CRY)
ЧЕРЕПА

Саша Романычев
(Асфальт)


ALLES MEIN

РавновесиЕ

Облико Морале

Fatal Error

зал

зал
после феста на Сегозере

Минчане из ALLES MEIN это: Отец Морфей, он же Николай Алексеев (вокал, автор текстов и прочего), Владислав Гайдук (бас), Элефант - Александр Смольский (гитара), Максим Смольский (барабаны), Скво - Лариса Александрова (бэк-вокал).

- Вы недавно вернулись из Карелии...
Морфей (М.): Был фестиваль в Карелии в городе Сегежа, организованный местным рок-клубом "Котел". Мы, видимо, были первой белорусской группой, которая добралась так далеко. Это уже был пятый фестиваль, он называется "Рыбка". Долго выясняли, почему он так называется, вразумительных ответов не было, но потом главный организатор, Саша Дорофеев, объяснил это достаточно оригинально - достаешь рыбку, держишь ее в ладонях, она там трепещется, жизнь из нее бьет... Я не знаю, оптимистично это или пессимистично, у нас сразу пессимизм повалил. Правильно, вытащили рыбу из воды, она там трепыхается. Но это, наверное, мы единственные такие там были.

- Вам понравилось?
М.: В целом, да. Он как бы и местечковый в чем-то, но очень красиво и грамотно все сделано. И очень душевно все получилось. 35-ти тысячный городишко, который живет на целлюлозно-бумажном комбинате, и какая-то горстка панков ждут, как воздуха, этого фестиваля. И из-за этого выкладываются все: и организаторы, и музыканты. Когда видишь, что идет такая отдача, и сам начинаешь играть вдвойне... Туда приезжают группы со всего Севера. Из Архангельска был редактор газеты "Беломор-буги" Александр Мезинцев, это центральный печатный орган северного региона, Карелии, по меньшей мере. У этого человека есть еще своя передача на "Русском Радио", и он же является каким-то большим "жуком" на архангельском рок-фестивале, который проводится в ноябре каждый год. Можем похвастаться, туда нас, кажется, тоже пригласили.
Элефант (Э.): А сам фестиваль, еще можно добавить, это огромнейший двухдневный праздник города, когда порядка двухсот человек с пяти и до пяти, целыми сутками, тусуются около этого здания внутри и снаружи, причем все друг друга знают. И на самом фестивале не было ни одного охранника, и ни одного замечания, пиво/водка рекой, приноси с собой, покупай в баре.
М.: И не было этого бардака, не было этого беспредела, который обычно характерен белорусским мероприятиям. Если посмотреть даже по клубам, это же ужас какой-то...
Э.: Праздник ждали все, дождались, и никто не хотел его портить: от пятнадцатилетних разряженных панков, которые постоянно квасили, но ни к кому не цеплялись, до сорокалетних мужиков, которые просто приходили и оттягивались. Такая огромная толпа друзей. Такого в Минске в принципе не найти. Получаются какие-то кучковатые междусобойчики, а там все вместе. Никто не хотел портить настроение ни себе ни другим, все отдыхали, это было такое состояние эйфории. Мы к такому не привыкли, смотрели большими глазами, но потом на вторые сутки уже влились. Причем каждый день был организован выезд на природу, вечером автобус увозил всех на пляж - это очень много камней различных размеров, очень много спиртных напитков различных градусов, и много воды, все на берегу озера находилось. Леса, природа, белые ночи, это кайф... Утром всех по желанию отвозили в гостиницу. Это место в городе знали, и приходили туда все кому не лень. Уже пятый год устраивали палаточные городки, на берегу - костры, песни.

- Были явные хэдлайнеры, местные звезды?
М.: Все местные команды, они там звезды, это само собой. Факт их существования делает их уже звездами. Была команда из Архангельска BLIND WANDAL, они считались самыми звездными и именитыми в масштабах севера. И об их гитаристе писали: сам Сатриани от него не далеко убежал. Но, если откровенно, мое субъективное мнение - SCORPIONS, только раза в два хуже. Да простят они меня, но, по-моему, ничего больше. Команды были на много интереснее. ШУГАЛОВ Т.О.Р.Ч. из Петрозаводска, ребята просто сказочные. Играют они: минусовка барабаны и клавиши, подложкой еще иногда там какие-то голоса, два вокалиста, иногда один, иногда другой, басист и гитарист. По музыке, я бы сказал, это что-то близкое NINE INCH NAILS плюс PRODIGY, но весело. Очень грамотно, очень профессионально, очень экспрессивно. Там каждый человек не просто музыкант, а персонаж. Из сегежских неплохая команда БЕРЕГА, хотя она традиционна по звучанию, у вокалистки очень сильный голос. Что-то есть от Ольги Арефьевой. Есть там какие-то народные элементы, есть что-то характерное для типичного блюз-рока. Команда смотрится интересно.
Э.: Можно сказать, что там было не полное, но частичное засилье блюз-рока. Только несколько команд другого направления, ШУГАЛОВ Т.О.Р.Ч., мы, потом было группа ИДЕАЛЬНАЯ СЕМЬЯ из Вологды, и ОБЛИКА МОРАЛИ из Великого Новгорода. Последняя - потрясающая команда. Я советую это название запомнить - ОБЛИКА МОРАЛИ. Если ребята грамотно продадутся, то это будет второй МУМИЙ ТРОЛЬ. Причем не так, как ЛЕПРИКОНСЫ являются вторыми "ляписами", а второй по значимости, но со своими заморочками. У ребят очень грамотные тексты и очень экспрессивный вокалист. Я на тексты всегда очень обращаю внимание, потому что очень мало на самом деле хороших текстов. Или лозунги какие-то или полный бред. Вокалист напоминает немного Лагутенко, хотя говорит, что никогда его не видел, я думаю, все-таки обманывает, потому что не видеть Лагутенко невозможно. И плюс к этому у него есть еще что-то от Кинчева. Если Лагутенко полный извращенец, то тут еще и сила какая-то чувствуется. И грамотно музыкально оформлены песни. Группа очень серьезная. Еще была хорошая команда GLOK, забавная, мы их сначала за фашистов приняли. Ребята в камуфляже, лысые, как мы, довольно здоровые, в отличие от нас. Музыка - если хардкор замедлить раза в четыре и на него наложить летовский вокал, не совсем такой, но похожий. И тексты тоже довольно хорошие, полные суициды, мракобесие полное, остается только гвоздь в потолок вбивать и вешаться. Хотя мы узнали, что GLOK по-немецки значит колокол, и еще это марка австрийского пистолета... ALLES MEIN, например, звучит как призыв, хотя переводится как "все мое"...
Влад (В.): Никакого призыва тут нет. ALLES MEIN, RAMMSTEIN - обычные немецкие слова... MARILYN MANSON (произносит с ударением на последний слог. - От авт.).
М.: Это уже еврейское слово на самом деле... В таком случае не "рамштайн", а "рамште-е-йн"... и так далее.

- На каких еще фестивалях вы были?
М.: Мы были в Речице, там проходит свой городской фестиваль "Весна плюс мы". Это было в апреле. Они решили возродить в Речице традиции тяжелой музыки. Организовывал это Погост, группа АСТРАЛ. А мы туда попали, когда поучаствовали на выставке "Индустрия развлечений", нас пригласили туда поиграть. И там нас заметил человек, который занимается речицким рок-клубом, пригласил на этот фестиваль. Заняли третье место из четырнадцати команд. Причем первые два места заняли местные команды. Из Минска было еще группа JAZZGROVER.
Недавно в Минске прошел один фестиваль, не будем его называть, и как нам стало известно из достоверного источника, нас туда не позвали по той причине, что организаторы обвинили нас в сатанизме... Что касается нашего отношения к сатанизму, то этот случай подтверждает мое полное неприятие нашего общественного христианства повального, которое живет в каждом атеисте. Когда люди только слышат 666 или видят перевернутый крест, они начинают сразу создавать образ такого придурка, который бегает на кладбище по ночам, поджигает церкви и прочую ерунду. Это глупости. Я не являюсь сатанистом как таковым в любом понимании, но взгляды Лавэя я во многом разделяю. И я рекомендую людям, которые обвиняют кого-либо в сатанизме, почитать сначала ту же "Сатанинскую библию". Название страшное, но в принципе это хороший философско-психологический трактат. Основная идея сатанизма по Лавэю, это отрицание лицемерия и догмы во всем. Чем собственно занимаются все эти церкви новоявленные. Они насаждают догму. Это свет, а это тьма. Что такое хорошо, что такое плохо. В принципе, мы это в третьем классе проходили, и сейчас люди, если не идиоты, должны понимать, что мир намного сложнее. И в каждом человеке существует как нечто положительное, так и нечто отрицательное. В каждом из нас спит волк, в каждом из нас спит зверь. Об этом еще Цой когда-то пел, хотя он сатанистом ни в коем случае не был. Он просто был нормальным думающим человеком.
Э.: Люди занимаются чистой воды лицемерием. Мы сталкивались с той же группой АРМАГЕДДОН в бытовой ситуации... и, не вдаваясь в подробности, нас аккуратно и подленько выгнали с нашей репетиционной точки те люди, которые считают себя христианами.
М.: А вообще, все, что мы проповедуем своей деятельностью, это именно... честность, чтобы люди посмотрели на себя без всякой боязни увидеть в себе зверя. Зверь есть в каждом из нас. И если ты его увидишь, ты хотя бы сможешь понять себя, понять, что тебе в этом мире нужно. До тех пор пока ты будешь оценивать себя с точек зрения кого-то другого, ничего из тебя не выйдет.
Э.: И совсем не обязательно после этих слов бежать на улицу, и становиться маньяком, и каждого встречного глушить. Это маразм.
В.: Философия везде одна, загляни в себя, увидишь, кто ты, и подумай над этим. Увидишь зверя, подумай, как с ним бороться, если не хочешь быть зверем. Если не хочешь с ним бороться, твое дело, пожалуйста...
М.: Да, в каждом из нас творится черт знает что. Простейший пример. Городской транспорт, мужчина по правилам этикета выходит и подает руку женщине, знакомой или не знакомой роли не играет. Кто из нас это делает - почти никто. Иногда я делаю, когда это молодая девушка, она мне понравилась, если это будет старушка, я тоже могу это сделать, чтобы потом сказать себе, ох, молодец я какой. Но это же не какая-то добродетель, это эгоизм чистой воды! А потом еще думаешь, что Бог это увидел и тебя вознаградит. Это же бред. Большинство людей так думают и так поступают. И даже если они об этом прочитают в газете, все равно, скажут, что за сволочи... Посмотрите на себя. Нас в чем только не обвиняют. У самих рожа крива, так нечего на зеркало пенять. Не бойтесь увидеть в себе это же.

- Откуда появилось такое название?
М.: Сейчас мы опять уйдем в дебри. ВСЕ МОЕ, я считаю, что так должен сказать каждый человек, глядя и в себя, и вокруг себя. Такой субъективный идеализм. Мир - это игра моего ума, это игра моего духа. ВСЕ МОЕ, это каждый человек в отдельности. Каждый человек это вселенная, каждый человек - это мир. Каждый человек - это законченная форма бытия, это бесконечность. Пару месяцев назад мы приняли немецкое название ALLES MEIN. Это больше подходит чисто фонетически фактуре команды. В чем-то готика, в чем-то садомазохизм...

- Сколько лет группе?
М.: Группе полтора года. Барабанщик пришел год назад, до этого мы полгода еще так репетировали.

- Состав постоянный?
М.: Бэк-вокалистка еще есть. Но она дома с ребенком сидит. Нас пять человек.
Э.: За полтора года мы довольно много успели. Выпустили демо-альбом. Сейчас собираемся выпустить второй демо-альбом. Не суперкачества, конечно, но достаточно приличного качества. Записать точнее, а не выпустить. Затем планы сделать альбом кавер-версий песен.
М.: Это очень интересно на самом деле. И дальше планы наполеоновские...

- Где записывали альбом, и где будете новый записывать?
М.: Предыдущий альбом "Тенью на взлете" мы записывали на репетиционной точке на каком есть аппарате. Просто пришел тот момент, когда мы поняли, что играть эти песни и не записать мы уже не можем. Они нам уже надоели. Двигаться дальше как-то надо, делать программу новую надо. У меня тексты на четыре программы уже готовы, подборки какие-то есть. Только это все музыкально не оформлено. Времени на самом деле не так уж и много.
В.: Эту запись мы сделали как отправную точку. После этого начали дальше работать. И сейчас мы уже в принципе отличаемся от того, что записано на этой кассете. У нас новые песни, другое звучание, другая подача.
М.: Большое спасибо нужно сказать Железному Глебу, группа SARCASTIC GREEN, за предоставленный аппарат.

- А до этого чем вы занимались?
М.: Басист и гитарист, Влад и Элефант, это осколки группы МЕХАНИЧЕСКИЕ АПЕЛЬСИНЫ, была такая неплохая команда. Я до этого занимался группой ВСЕ МОЕ, только был другой полуакустический состав. И я об этом не вспоминаю, там делалось все не так, как мне хотелось. Люди были сами по себе хорошие, но они думали о каких-то других вещах. Поэтому, я считаю, что группа ВСЕ МОЕ началась именно с вот этими людьми, которых я иногда поубивать готов. И они меня убить готовы. Но работаем, воюем.
В.: Но в целом мы друг друга любим...

- Воевать обязательно?
М.: Да, конечно. Мир - это сплошная война. Даже христиане это признают. Закон борьбы противоположностей, одно пожирает другое, из-за этого возникает нечто третье. Уничтожение везде во всем. Уничтожение ведет к созиданию. И все идет такими волнами, замыкая круги. Только так. Только революционными методами чего-то можно добиться. Надо, чтобы кровь кипела. Но я не имею ввиду, что надо, чтобы война где-то шла, в Чечне чтобы война была. Честно говоря, мне это безразлично. Может быть, потому что меня это не касается... А в глобальном плане должна быть война, должен быть шум, гам. И гопники должны быть, чтобы нам морды бить. Иначе мы все вообще закиснем. И, я думаю, еще государство должно запрещать рок-н-ролл. Тогда будет совсем хорошо. Тогда половина групп исчезнут. Те, которые занимаются шоу-бизнесом, чтобы заработать себе денег на определенный уровень жизни, чтобы куда-то поехать, что-то купить и так далее. И потом сидят с такими серьезными лицами - мы творчеством занимаемся. Вот раньше рок был подпольный, зато сколько народа хорошего от туда вылезло. Все наши классики. Я не говорю о том, кто лучше играет, кто хуже. Есть много команд, которые прекрасно играют. Но на самом деле у людей за душой нет ни черта. Есть только желание выглядеть на фоне окружающих некими звездами. Это не обида во мне говорит, я так считаю.
Э.: В том же самом в Сегеже нас принимали так, что, дай Бог, чтобы нас где-нибудь в Минске так принимали. Нас вызвали на бис, мы сыграли две песни, и они не хотели нас отпускать, звукорежиссер показал нам, что мы можем сыграть две песни, но мы решили, что одной будет достаточно. Мы устали раздавать автографы. Это звучит как понт, но это просто подтверждение всему вышесказанному. Может быть, там публика более голодная, а может более продвинутая, а может это случайность, потому что мы приехали из Беларуси, и они такого никогда не видели.
М.: А может им просто не хватает этого здорового зверства, которое мы устраиваем на сцене. Думаю, так и есть. Нам кто-то сказал, что мы в Карелии совершили сексуальную революцию.
Э.: Наше выступление - это не просто выступление, а какое-то определенное действие, какой-то спектакль. В нем каждый музыкант играет свою роль, и вместе это получается некий экшн.

- Насколько большое значение вы придаете вашей эпатажности на сцене?
В.: Группа должна себя как-то преподнести. Не просто вышли, отлабали и все. Пусть даже играют хорошо, тексты хорошие. Неинтересно на это смотреть, можно взять кассету и просто послушать. Многие мои друзья говорят, что нас на кассете слушать неинтересно, нас нужно смотреть. Когда группа себя преподносит, это уже другое восприятие идет.
Э.: Когда я выхожу с гитарой на сцену, играю, я испытываю психологический оргазм. Это вытекает в некоторые телодвижения. Эти телодвижения подчеркиваются внешним видом, грубо говоря, на сцене я являюсь таким пассивным педерастом... У Влада это наоборот - какой-то злобный вид палача, и все это вперемешку одно из другого вытекает. И конечно, если бы у нас был бы свой визажист, он сделал бы из нас что-нибудь подходящее. А так как мы сами себе режиссеры, то пытаемся из подручных средств сделать нечто. И это обязательно, это будет всегда.
М.: А я на сцене пытаюсь воссоздать образ некого параноика, кем я, в общем-то, и являюсь, кем является большинство людей на самом деле. Сплошное метание, взлеты, падения, растоптали, опять поднялось нечто, поползло, побежало, заорало и так далее.

- Что для вас главное в музыке?
М.: Элефант когда-то очень хорошо сказал, что в музыке главное, это опять же уйти от догмы. Если нам когда-нибудь скажут - не правильно вы играете - то это будет хорошим комплиментом для нас. Хочется нарушить все какие угодно рамки чего угодно. Как там у группы СПЛИН: "... кто выдумал ноты, отыскать и набить ему морду", и это бы сделали.
Э.: И чтобы это сказал человек, у которого два или три музыкальных высших образования. Финберг придет и скажет - неправильно играете. Это для нас будет еще одна ступенька... Мы конечно берем стандартные аккорды, но стараемся их ставить в такой последовательности... неожиданной. Как таковых соло практически нет. Припев и куплет, конечно, есть, но стараемся и от этого отойти.
М.: Хочется уйти от всего общепринятого. Когда-то рок-н-ролл был действительно каким-то взрывом. А сейчас это уже не взрыв, есть определенное русло, по которому все и текут. Пусть люди увидят нас, и они будут в неком замешательстве. Они поймут, что есть что-то другое. Может быть, они придут к какому-то выводу, который будет гораздо глубже нашего. И в принципе я с этим сталкиваюсь. После нашего выступления люди обычно находятся в замешательстве. То же было и в Карелии. Минут сорок после выступления народ просто тормозил. Потом начали подходить, просить сфотографироваться, автографы взять, какие-то пошли высказывания, вопросы. Честно говоря, отзывы были только положительные, хотя может те, кто хотел нас побить просто отошли в сторонку.
Э.: Интересовались, а зачем это, для чего, откуда...
В.: Из Архангельска Мезинцев подошел, сказал, что ему у нас не все понравилось, буквально пару вещей, но видит, что у нас есть желание работать и есть нечто свежее. Что-то такое, чего у других нету.
Э.: Спрашивали, будем ли мы еще играть. Меня почему-то все пинками пытались затянуть на джем. Но так как джем, это стандартные блюзовые фразы, это блюз, а в блюзе я не очень-то силен, я отказывался.
М.: Еще хотелось бы отметить, это будет упрек всем минским звукорежиссерам, может быть, не всем, но они знают себя (одно имя назову - Кирилл Шаргаев), - двухдневный фестиваль в Сегеже шел на панорамном аппарате в 150 ватт. Это смешно, в клубе "Альтернатива" стоит аппарат в десять раз мощнее. Но они сделали в два дня такой шикарный звук. Аппарат не сгорел, не вылетел. Почему-то в Минске все вылетает, горит. Либо не умеют, либо не хотят...
В.: И в Минске я и мои друзья пытались проводить фестивали, брали хороший аппарат и ничего не могли сделать. А когда собирали такую откровенную лажу... и все было хорошо.
М.: На Украине в городе Ровно был обыкновенный клубный концерт, звук был прекрасный. Нас там никто не знал вообще, о нашем существовании знали только пара-тройка организаторов, и звукооператоры отработали наше выступление великолепно. И в Речице мне тоже понравилось, звук был, конечно, не очень хороший, но из аппарата было выжато все.

- Случались ли с вами какие-нибудь колоритные истории во время поездки в Карелию?
Э.: Было достаточно много историй. Когда мы шли с Владом в первый день фестиваля с озера в гостиницу, с нами шел местный паренек. Выглядел он как наш типичный гопник-убийца. Он узнал, что мы из Беларуси из Минска, обнимал, целовал... Предлагал купить у него обрез ЗА ДВЕСТИ РУБРЕЙ (хором. - От авт.) между прочим! А потом эти деньги пропить вместе. Потом звал на пиво, но мы так подумали - нет. Рассказал пару историй, как там стреляют милицию, а потом это все вместе с машинами в болото. Мы подумали, народ гостеприимный, но не стоит... Рассказывал, что в городке маленьком разборки устраивают, из машин постреливают друг в друга. И когда спрашивали, а почему так, он смотрит на нас, как на дураков и говорит - Север! Когда финны уходили из Карелии, они попихали в этих болотах гробы цинковые, а там оружие новенькое в масле. И вот умельцы по библиотекам шарят, а потом выкапывают... Гранаты за сто рублей предлагали, "калашников" - три тысячи или две, это не важно уже. Обрез за двести рублей - без проблем. Мужик предлагал пойти на рыбалку, гранату в озеро - и вся рыба наша. На охоту ходят с автоматами.


М.: В общем, добро пожаловать в Карелию! Народ там душевный...

Татьяна ТАРАСОВА (c) Музыкальная газета

назад... обзоры далее...


©1999
Содержание:
А.Дорофей, С.Костюк
Оформление:

MoroSoft
home
@ вначало...